Понедельник,23 Сентября 2019 года
Войти на сайт Зарегистрироваться
Лого ТВ-МИГ
15 Сентября 2017, 10:01

«Вывези бабку!»

На фото Антонина Ивановна Шкедина

79-летняя Антонина Ивановна Шкедина тяжело вздыхает: «Ой, как же там мои цветочки?! Завяли, наверное».

Она ведёт меня к зданию администрации Петушинского района. Ведёт привычной тропкой, ведь жила она здесь с 80-х годов прошлого века. Каморку под лестницей ей выделили, когда Антонина Ивановна пришла работать в исполком сторожем.

По совместительству, как говорит бабушка, «мыла всю администрацию» – трудилась уборщицей.

Жить было негде, вот и поселили её куда придётся.

Но жизнь есть жизнь, чего жаловаться, человеку много не надо. В паспорте у Антонины Ивановны есть штамп о прописке, в домовой книге она тоже зарегистрирована.


Прямо над «каморкой» Антонины Ивановны кабинет нынешнего главы администрации Петушинского района Сергея Великоцкого. «Вон его окошки, свет горит, значит, там он», – говорит моя провожатая.

В окнах можно увидеть стену: фотография Путина, чуть пониже – Медведева. Но они-то что? Глядят с портретов, ничего не увидят, здесь ведь, несмотря на близость к столице, почти что медвежий угол – твори, что хочешь!


В июле Антонине Ивановне пришло уведомление (претензия) о том, что она обязана освободить нежилое помещение в срок до 18 августа, так как «согласно п. 2 ст. 23 ФЗ от 30.03.1999 №52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» проживание в нежилых помещениях не допускается». Более того, законных оснований для проживания в каморочке у Антонины Ивановны, по мнению чиновников, нет, несмотря на штамп в паспорте, который она, очевидно, не сама же поставила себе тогда, в 1985 году.


Возникает несколько вопросов. Упомянутый в уведомлении закон был принят ещё в 1999 году, Антонина Ивановна продолжала работать в администрации до сентября 2016 года ( до 78 лет!). Выходит, пока здоровье позволяло бабушке трудиться, её проживание, как и проживание всех тех, кого регистрировали в этом помещении с 1966 года, закон не нарушало. Но как только время взяло своё, и силы старушки иссякли, к руководителям района «вернулась» память и, ну надо же,

оказывается бабушка незаконно занимает несколько квадратных метров под кабинетом самого Великоцкого.

Глава администрации района, по утверждению родственника Антонины Ивановны Петра Костюка, приютившего пенсионерку, через руководителей подразделений администрации, находящихся в его подчинении, начал терроризировать зятя и внучку бабушки. Зятя, работающего водителем в администрации, Сергей Великоцкий через своего подчинённого Масленникова не допускает к работе, ежедневно давая единый наряд-указание: «Вывези бабку!». Внучке, добавляет Костюк, угрожают, что её не восстановят в должности после выхода из декрета, если Антонина Ивановна не освободит помещение.

После указанного в уведомлении срока замок на двери каморки сменили. Сейчас все вещи бабушки по-прежнему находятся в помещении, которое она считает своим домом. Неравнодушным человеком, который вызвался помочь героине нашей истории, как раз и оказался Пётр Иванович Костюк, муж племянницы героини нашей истории. Он обратился к нам в редакцию. А ещё к президенту, генеральному прокурору и в Следственный комитет.

На мой взгляд, это не то, что беззаконие, а преступление уголовного порядка со стороны главы администрации Петушинского района господина Великоцкого. Антонина Ивановна – она ветеран труда, ребёнок войны. Отец Антонины Ивановны погиб во время Великой Отечественной, и его имя выбито на стеле возле администрации района у нас в Петушках.

Тридцать восьмого года рождения, всю свою сознательную жизнь она проработала на государство. Антонина Ивановна, чтоб они её не выселили, была вынуждена скрываться то у меня, то у знакомых. В парке, если честно, ночевала несколько раз на лавочке, о чём было сказано администрации района.

После чего ребята ничего умнее не придумали: господин Великоцкий дал команду водителю, правда, не знаю, с какого перепугу он заставил его работать слесарем, Сереже Иванову. И тот, выполняя приказ своего руководителя непосредственного, был вынужден срезать замок, который Антонина Ивановна повесила на своё жилье, и повесить новый замок, который ему дал Великоцкий.

Это было 7 сентября. С 7 сентября Антонина Ивановна как вот вышла из дому – в этом она и ходит. Ночи теперь холодные, тёплые вещи взять она не может. Доступ ей закрыт не только к жилью единственному, но и к личному имуществу.

То, что он (Великоцкий) натворил, а именно выкинул её осенью из единственного жилья, хотя она в своё время стояла на очереди как неимущая! Не на улучшение, а на получение жилья. Её выкинули из этой очереди обманным путем. Ещё бывший зампредседателя райисполкома Гаранин.

У нас тут была небольшая ситуация с погорельцами. Он пришёл и сказал: «Антонина Ивановна, ты живёшь – живи! Твоя очередь подошла, но мы даём твою квартиру погорельцам, поскольку у них всё-таки нет жилья, а у тебя есть жильё. Живи, здесь тебя никто не трогает и не будет трогать. Поэтому она и прожила с 85-го года по 7 сентября этого года в жилье, предоставленном ей в здании администрации.

Для отстаивания прав и законных интересов Антонины Ивановны я обратился лично к президенту, генпрокурору и в Следственный комитет с жалобой. Я изложил все факты в их последовательности, как они развивались. В ответ я получил из администрации президента информацию о том, что жалоба направлена на рассмотрение в администрацию области.

Откуда пришла формальная отписка, из комитета взаимодействия с муниципальными службами. Письмо ни о чём. Буквально формальная отписка. Из генпрокуратуры я получил письмо о том, что моё обращение направлено в прокуратуру области, которая известит меня о дальнейших событиях.

Из прокуратуры области меня известили о том, что моё обращение направлено в прокуратуру района, куда я позвонил. У нас сейчас нет прокурора района, есть исполняющий обязанности прокурор Бобков. Его на месте не было, меня соединили с дежурным прокурором, некто Крапивин Александр Витальевич.

На мой вопрос о том, какие он собирается принять меры, мне было в открытую сказано: «А никаких. Придёт письмо с Владимира – тогда мы будем смотреть, что и как». Сегодня Антонина Ивановна осталась без жилья, без имущества, фактически выброшена на улицу. Администрация района в лице Великоцкого вместо того, чтобы обеспечить её жильем как не имеющую жилья, решила эту проблему кардинально: просто взяла и выкинула её на улицу.



На вопрос о том, как же быть бабушке, ведь на дворе осень, по словам Костюка, вразумительного ответа не последовало ни от кого. О том, что же сейчас, когда наступают холода, делать Антонине Ивановне, не знают и в районной администрации.

Мы решили узнать, что думают по этому поводу сами «хозяева Петушинского района». Спустя почти три часа ожидания мне удалось встретиться с Сергеем Великоцким и Натальей Калиновской, начальником правового управления администрации района. Антонина Ивановна идти со мной на встречу отказалась: «Настроение у меня неподходящее»,- застеснявшись, сказала бабушка. А беседа с Сергеем Великоцким и Натальей Калиновской была такой:

Наталья Калиновкая: 

Помещение не является жилым. Здание администрации не является жилым помещением.

Наталья Денисова: 

А почему она тогда была там прописана?

Н. К.: 

А вот мы выяснили, что для прописки у неё не было правовых оснований. Помещение ей не предоставлялось и не могло быть предоставлено. Если вы откроете административный регламент, как раз который сейчас действует, где осуществляется регистрация по месту жительства? Это комната, квартира, дом. Это жилое помещение, а не здание администрации. Вы это понимаете?

Н. Д.: 

Но почему в таком случае администрация не предоставит ей какое-то жилое помещение взамен? Она же там была прописана, она жила. Она пенсионерка.

Н. К.: 

Она была незаконно прописана в нежилое здание. По федеральным законам о санитарном благополучии запрещается проживание в нежилых помещениях. Пункт 2, статья 23 ФЗ о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения. Не допускается проживание в нежилых помещениях. Это нарушение федерального законодательства. По предоставлению. Вы как корреспондент должны разбираться в полномочиях органов местного самоуправления. Мы – муниципальный район, который не имеет полномочий на предоставление жилых помещений нуждающимся. Наши полномочия прописаны в статье 15 ФЗ об общих принципах организации местного самоуправления.

Вот поселения, к которому относится администрация города Петушки, они занимаются предоставлением и учётом нуждающихся в улучшении жилищных условий. Администрация района – не уполномоченный орган на предоставление жилых помещений нуждающейся.

У нас есть запрос и ответ администрации города Петушки. Во-первых, чтобы встать на учёт нуждающейся, – это заявительный порядок. То есть если тот, кто нуждается, не придёт, вопрос о том, является ли он нуждающимся и ставить ли его на учёт, не рассматривается. Шкедина Антонина Ивановна никогда не состояла на учёте и не обращалась, чтобы на этом учёте быть.

Сергей Великоцкий: 

Ей об этом говорили, чтоб она стала на учёт.

Н. К.: 

Просто вот разница в полномочиях. У нас нет полномочий на предоставление нуждающимся, и мы не имеем права предоставлять. У нас есть госполномочия. Мы предоставляем детям-сиротам.

С. В.

У неё есть дети, которые, зная о том, что мама проживает в таких условиях... Год назад мы ей давали возможность получить лес, сделать прируб, комнату отдельную для мамы. Чтоб дети её забрали. Они ничего не сделали. Второе. У неё было в своё время жильё.

Н. К.: 

Давайте, чтобы не быть голословными... Она должна была вам и домовую книгу предоставить.

Н. Д.: 

Она показывала мне одну книгу, которая относится как раз к тому помещению, о котором речь.

Н. К.: 

Ну, вы понимаете, что домовая книга бывает только на дом? Домовая книга – она хранится в руках у собственника. Вот если мы живём в доме, в настоящем жилом доме – у нас домовая книга, мы с ней ходим в миграционную службу и прописываемся. Она в домовую книгу, которая на Старое Анино, дом 53, вписала Советскую площадь, дом 5. Домовая книга на нежилое помещение не бывает. Поэтому правовых оснований и нет для вселения. Она с домовой книгой на Старое Анино, дом 53 пришла.

Мы не можем, мы можем только предполагать, это было же давно. Пришли – посмотрели: Советская площадь, никто не мог подумать, что это нежилое здание. Она пришла с домовой книгой. В принципе любой специалист миграционного учёта просто мог не обратить на это внимание, что адрес нежилого помещения. Это наши предположения, за 85-й год нам никто не отвечает уже. Эти архивы не хранятся.

Давайте по-другому. Она прибыла из деревни Старое Анино и была там зарегистрирована вместе со своим мужем Иваном Павловичем. Он получил этот дом в наследство от своей мамы. Он умирает в 91-м году, и она не вступает в наследство на этот дом. Вступает в наследство дочь – Людмила Ивановна.

Ивану Павловичу принадлежала половина дома, потом его брат другую половину отсудил. Половину дома дочь продала за миллион рублей, потому что мама не стала вступать в наследство, хотя была наследницей первой очереди. Ну и как можно допустить проживание своей матери в таком помещении, в каморке? Под лестницей администрации района. Это просто издевательство над мамой.

Н. Д.: 

Как журналист я обязана представить две точки зрения. Раз уж такая ситуация сложилась – меня интересует позиция ваша. Вы объяснили, что не вправе предоставить ей жильё...

Н. К.: 

Она может пойти в администрацию г. Петушки, встать на учёт и предоставить документы, что она нуждается. У них есть ещё и дом на ул. Матросова в Петушках. Есть дочь. Родственники живут, как положено, а мама – в каморке под лестницей. Ей давным-давно в таком возрасте надо жить в нормальных условиях. У всех есть родители, это наша обязанность.

С. В.: 

Она ухудшила специально свои жилищные условия, не вступив в наследство.

Н. К.: 

И она не пошла, не стала на учёт нуждающихся. Если бы мы её выселяли с жилого помещения – да. С предоставлением другого. А мы-то выселяем из нежилого, потому что в силу федерального закона не допускается.

С. В.: 

Мы прилагали всевозможные усилия, чтоб через глав администраций предоставить ей жильё в Петушках. Она на учёт принципиально почему-то не становилась. Это первое. Второе. Мы решали вопрос с лесом. Чтобы он (зять – прим. ред.) к своему дому, где в прекрасных условиях они живут, ещё прируб сделал. Дали год специально. Она же не первый год. Я когда пришёл главой администрации – я сразу ей сказал: «Антонина Ивановна, вы проживаете здесь незаконно. Я не смогу вам дать жильё. Давайте будем решать проблему совместно. Надо встать на учёт. Ваш зять получит лес, сделает прируб, и вы будете жить в нормальных условиях.

Н. Д.

На настоящий момент вы как-то видите решение в этой ситуации? Вы можете как-то ей помочь на законных основаниях?

Н. К.: 

В том-то и дело, что у нас этих законных оснований нет.

С. В.: 

Если бы были – вы думаете, я бы «упражнялся» с бабушкой 80 лет? Хочу напомнить ещё, что по закону, по антитеррору, она проживает подо мной, в администрации. У неё доступ с улицы. Гости к ней ходили. Печка, кухня. В общем, целая проблема.

Так вот в чем дело – Великоцкий испугался, что бабушка станет террористкой и устроит терракт прямо под его…седалищем!

…Пока чиновники рассуждают, «руководствуясь буквой закона», на свете живёт простая бабушка, чьё детство пришлось на страшные военные годы, бабушка, не гнушавшаяся никакой чёрной работы, всю жизнь великим трудом зарабатывавшая себе небольшую копеечку на еду и на нехитрую обстановку той самой каморки.

У Антонины Ивановны действительно есть дочь, но, как говорит бабушка, жить с ней у неё нет возможности – дела семейные, вмешиваться не вправе никто.

Антонина Ивановна, одетая в аккуратную лёгкую кофту и юбочку, явно не для сентябрьской погоды, с причёской, которая наверняка была очень модной тогда, во времена её молодости, больше напоминает растерянную маленькую девочку, ей нечего противопоставить машине государства, у неё вянут на подоконнике фиалки, которые она не может полить. Она не разбирается в законах – ни в старых, ни в новых, ей просто хочется вернуться домой, в маленькую родную каморку, где она и прописана.

Мы публикуем видеозапись разговора с бабушкой. Для того, чтобы напомнить администрации Петушинского района о том, как выглядят живые люди, о том, что за каждым из писем, на которые они отвечают, стоит реальный человек со своей бедой, и нет на свете превыше закона, чем закон любви.

- А сейчас что произошло? Меня никто ни разу не вызывал, никто мне не говорил, только через зятя: «Вот, бабка, собирайся, всё. У нас будет какая-то 112 работа. Структура по спасению, как говорится. И нам надо эту комнату». До сих пор они меня этим и мучают. И вот потом мне дали уведомление, мол, так и так – если не выселитесь – мы Вас выселим через суд. Всё. Дальше приходит зять и говорит: «Бабка, у тебя до обеда в четверг, седьмого числа висел белый замок, а сейчас иду с обеда – смотрю, чёрный. Я недолго думала – пришла к нашему директору, Кате. Говорю: «Кать, в чем дело?». Она – «Великоцкого нет». За неё какая-то девушка открыла мне дверь, я взяла туфельки и одежду. Больше я никуда не входила, ничего. Я говорю: «Давайте ключ». Они мне ключ не дали, вот и вся история.

Наталья Денисова:

- Вот Вы говорите, что у Вас там вещи зимние остались.

А.Ш.:

- Да, там все вещи. Сервант, койка, диван, вещи.

Н.Д.:

- То есть фактически у Вас сейчас не осталось никаких вещей, кроме того, в чём вы одеты?

А.Ш:

- Еще жакеточка у меня. А остальное всё там. Обувь зимняя…

P. S. Пётр Костюк, представитель Антонины Ивановны Шкединой, уже после нашего разговора не на камеру, рассказал о том, что старушка от отчаяния уже пыталась покончить жизнь самоубийством…Пока не получилось…




Количество показов: 3957
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

Возврат к списку

  1. А вы, как считаете, кому принадлежат новые детские площадки?

    1. Детям, независимо от их места проживания и возраста - 52%
       
    2. Надо искать компромисс, чтобы и маленькие дети из соседних домов, могли пользоваться площадками - 24%
       
    3. Собственникам дома, возле которого и за счет чьих средств были установлены - 23%
       
    4. Затрудняюсь ответить - 1%