Пятница,06 Декабря 2019 года
Войти на сайт Зарегистрироваться
Лого ТВ-МИГ
12 Ноября 2019, 10:21

Врет или заблуждается Прохорычев? Или еще раз о домашнем насилии

Фото с ресурса letnews.ru

Этот материал мне дался очень тяжело – всегда сложно писать о том, что тебе известно не понаслышке, при том, что в обществе эта тема практически табуирована.

Речь о домашнем насилии и о законе против домашнего насилия. Уважаемый мною Геннадий Прохорычев высказался о нем (после слушаний в российской ОП), что это «бред феминисток». Легко так говорить, когда ты родился мужчиной в России. И замечу в данном случае, что сам Геннадий Леонардович – личность высокоразвитая, эмпатичная, реально переживающая за то, чтобы никому не было плохо. Но вот пугают его, как и большинство российских мужчин, феминистки. Даже непонятно, почему, ведь на самом деле феминистки всего лишь борются за права женщин. Благодаря феминисткам женщины сейчас имеют право на образование, на распоряжение своим заработком, на распоряжение своим телом и своей жизнью.

Мне скажут, мол, это было раньше, и те, прошлые феминистки, молодцы, не то, что нынешние, которые только «позорят женщин». Но так же, как сейчас к нынешним феминисткам, относились тогда и к прошлым – ишь чего выдумали, право путешествовать одной, это для чего еще, чтобы блудить в этих путешествиях? Да и образования женщине не нужно, она, дескать, от этого с ума сходит. За что же борются нынешние феминистки? Например, за закон о домашнем насилии. Помню, когда мужчины в Госдуме приняли закон о декриминализации домашнего насилия – мол, никакое это не преступление, если муж жену поколачивает – россиянки (многие) просто застыли в ужасе, ведь никто из них не верил, что такой закон и правда могут принять. После него логичным было бы российских женщин приравнять к домашнему скоту, по примеру Саудовской Аравии, правда, тут раньше женщины были равны вещи, а в России все же считались человеком. Но первый шаг уже сделан.

Быть женщиной в патриархальном мире - это все равно, что быть негром в Америке в 19 веке. И если кто-то сомневается, что Россия – патриархальная страна, то посмотрите на количество женщин на высших руководящих постах, среди депутатов Госдумы или губернаторов, просто взгляните на суммы детских пособий и пособий матерям-одиночкам, попробуйте взять больничный по гинекологическому заболеванию, если вы не лежите в больнице.

Но вернемся к закону о домашнем насилии. По мнению Геннадия Прохорычева, все и так в российских законах хорошо, просто они не всегда работают.


Какие российские законы защищают женщину в семье от домашнего насилия?

Никакие. Выведенная из системы криминала жесткость по отношению к членам семьи привела к тому, что тираны почувствовали свою безнаказанность. И раньше, правоохранители не очень-то защищали женщин в случае домашнего насилия, а теперь и вовсе могут на вызов не приехать. А зачем, чтобы провести воспитательную беседу с домашним тираном? Так его можно и в полицию для этого вызвать. И потом, не убил же. Дальше, когда будет уже труп, начнут разбираться, кто не доглядел и не отреагировал. Полицейские жалуются, что и раньше жены неохотно поддерживали собственные заявления против своих обидчиков. И это правда. Законы у нас таковы, что любое наказание домашнего тирана автоматически бьет по его семье. Отправили его на 15 суток, а на работе за это время он не получит зарплаты, а то и вовсе уволят, а семье на что жить? Наложат административный штраф в пользу государства, а откуда он возьмет эти деньги? Опять же из своей зарплаты, от семьи отнимет. Для себя и своих выпивок тиран деньги оставит, а вот домой ничего не принесет, и чем кормить детей? Да и ко всему прочему при любой финансовой потере на женщину ложится вина, что ей детей кормить нечем, что это она своими действиями к этому привела. Могла бы и потерпеть. И вообще бьет – значит любит.

Наиболее применимые к домашнему насилию законы 115 и 116 – законы частного обвинения, когда жертва должна сама собирать все доказательства того, что с ней произошло, собирать свидетельские показания (а у нас соседи порой, даже если под их дверью убивать будут, «ничего не слышали», потому что боятся мести со стороны тирана), а потом еще и самой в суде в роли прокурора требовать адекватного содеянному наказания тирану. Пи этом у многих жертв кроме проблем со здоровьем, после всевозможных избиений и издевательств, на руках дети, которых надо кормить, а значит много работать. И получается, что ни времени, ни сил у женщины на это уже не остается.

А уж доказать угрозу убийством и вовсе нереально, ведь там надо не один раз, а как минимум три эпизода издевательств собрать.

Что здесь можно было бы справить, но до сих пор не исправлено? Например, административный штраф платить не государству, а жертве. Тогда бы семья финансово не пострадала. Из частного обвинения статьи о домашнем насилии перевести в государственное со всеми вытекающими последствиями. Вместо того, чтобы нападать на женщину, которая спасаясь от домашнего тирана не может дать своим детям всего необходимого, разработать меры поддержки, по примеру многодетных семей – бесплатное питание в школе и в детском саду, помощь в покупке одежды и обуви для детей.

Еще одно утверждение Прохорычева заключается в том, что в странах, где действуют законы против домашнего насилия, этого самого насилия не становится меньше. И это абсолютная ложь. 



А как у них?

В России не ведется статистка по жертвам, погибшим от домашнего насилия. Только общая, без разделения на пол и причины трагедии. Их все относят к разряду тяжких. Кроме того, в российском законодательстве есть отдельно убийства и отдельно тяжкие телесные повреждения, приведшие к смерти потерпевшего. То есть, если муж избил жену до полусмерти, и она умерла в больнице, то он не убил ее, а причинил тяжкие телесные повреждения, которые и стали причиной летального исхода. И опять же, нет никакого разделения по гендерному признаку при учете этих преступлений. Российскую полицейскую статистику можно посмотреть тут . Однако, по оценкам разных экспертов, в России от домашнего насилия ежегодно погибает от 8 до 30 тысяч женщин. Данные за 2012 год (т.е. еще до принятия закона о декриминализации домашнего насилия), приведенные в «Российской Газете», говорят о 12-14 тысячах россиянок. И тут сложно заподозрить заказ на исследование противных феминисток – издание не то.

Тут же в статье о том, «как у них?», в странах, где есть законы против домашнего насилия: «Еще не так давно статистика семейного насилия в США была не лучше российской. Но в 1996 году там приняли федеральный закон о насилии в семье. Число "домашних" убийств сократилось в 4 раза».

В Европе аналогично. Более того, здесь как раз есть учет жертв гендерного насилия. Например, Испания, которая даже по европейским меркам считается страной наиболее безопасной для женщин. Вот статистика гендерных убийств в Испании с октября 2018 по октябрь 2019 года. Как видите, за год погибла 51 женщина. Здесь же можно посмотреть эти данные за 5 лет и с 2003 года. На графике хорошо видно, что количество гендерных убийств не превышает 63 жертвы в год. В сравнении с российскими 12000 – 15 000. Да, Испания территориально меньше России. Если выбросить нашу тайгу, где никто не живет, то примерно раз в 10 меньше. Таким образом, в России при правильном законодательном подходе к домашнему насилию могло быть 510-630 жертв в год, что тоже много, но в 20(!) раз меньше того, что имеем. А ведь за каждой цифрой стоят жизни, несостоявшие мечты, дети, ставшие сиротами.

Теперь про то, что якобы мужчины в европейских странах, где действуют законы против гендерного насилия, не хотят жениться и заводить детей. Возможно, психопаты, которые точно знают, что не смогут себя контролировать в семье и могут попасть за решетку, и не хотят ни семьи, ни детей. И это неплохо – меньше жертв. А вот все остальные – очень даже не против. В целом по Европе статистику желания брака и детей со стороны мужчин хорошо показывают всевозможные сайты и приложения для знакомств, где мужчин ничуть не меньше, и они даже готовы платить за свое нахождение на сайте, лишь бы найти семью. А наиболее смотрибельные передачи по ТВ аналогичны российским «Дому-2» и «Первым свиданиям». 


Чиновников жалко

По всему интервью красной нитью проходит невысказанная мысль Прохорычева, что жертв не так уж и много, и страдания их преувеличены, и вообще – куда смотрела, когда за тирана замуж выходила.

Но и тут есть нестыковки. Если жертв немного, то почему кризисные центры, куда мать берут одну, без детей, отдавая их в приюты, на что не каждая женщина пойдет, переполнены? Ведь мест там всего-то до 10 бывает. А также понятие проблем руководителей регионов, но никак не проблем жертв: «41-ая статья предусматривает содействие в получении временного жилого помещения жертвам домашнего насилия, - рассказывает Геннадий Прохорычев. – И они пишут, что субъекты РФ обязаны незамедлительно обеспечить предоставление пострадавшей бесплатного временного жилого помещения сроком на 2 месяца, но он может быть продлен до 2 лет. Да у нас губернаторы схватятся за голову! У нас остро не хватает жилья маневренного фонда для погорельцев, для людей, чьи дома признаны аварийными и ветхими, а нам предлагают вот это… Минэкономразвития не пропустит это даже близко!» Так выписывайте ордер на неприближение тирану, выселяйте его из жилья, которое, как правило не только его, и пусть он думает, где и на что жить. И убежище нужно будет женщине на короткий срок, пока собираются доказательства издевательств. Именно для этого можно выделить один дом, где женщина сможет жить, не разлучаясь с детьми, который будет охраняться полицией. И что значит "Минэкономразвития не пропустит" при триллионном профиците российского бюджета? Стоить это будет меньше списываемых Россией долгов другим странам и даже дешевле, чем было приготовить Сочи к Олимпиаде. А иначе зачем вся эта профанация и демагогия с проектами народосбережения?

Ведь женщины, подвергающиеся насилию, ничем не отличаются от погорельцев. Только в данном случае горит жизнь, а убегая, женщина оставляет все своему тирану.

И поверьте, ни одну жертву домашнего насилия не начинали избивать на первом-втором свидании. Часто насилие начинается исподволь и долгие годы жертва даже не понимает, что происходит, пока насилие из психологического не переходит в физическое. Случается это, как правило, в моменты наиболее сильной незащищенности женщин. Например, в декретном отпуске, когда женщина теряет свой заработок и попадает в полную экономическую зависимость от мужа (на те гроши, что платит государство, невозможно содержать ребенка) плюс уход за новорожденным в режиме 24/7, что просто не оставляет физических сил для сопротивления. Эти ведет к ощущению полновластия над женщиной у некоторых мужчин. А безнаказанность по нынешним законам, да еще и полная власть над другим человеком превращают людей в чудовища. И куда должна бежать мама с младенцем после побоев? Хорошо, если живы родители и могут принять и помочь с содержанием ребенка. А если нет? Много найдется друзей и подруг, готовых подставить свое плечо молодой маме и голову мстящему за это тирану? Не по этой ли причине в стране с каждым годом все больше разводов, причем в почти 80% инициаторами разводов становятся женщины, а сами разводы происходят на 3-5 год после заключения брака - как раз время выхода мамы из декретного отпуска. Те же, кому бежать некуда – идут на преступление. По данным правозащитников, более 70% женщин, отбывающих наказание по тяжким уголовным статьям, сидят за убийство мужа. О причинах, приведших к этому, к примеру, можно прочитать в материале из уральских колоний . Правда, у измученной издевательствами жертвы остается еще как минимум два выхода – убить себя или убить себя вместе с ребенком. Тираны, доведшие до непоправимого своих жертв, практически никогда не несут за это ответственности.  

Бурные протесты против закона

Говорят, что в обществе развернулась борьба против закона о домашнем насилии. И я в это охотно верю. Ведь если умница Прохорычев не смог или не захотел понять сути, то что говорить о других людях, которых обрабатывают в лучших традициях советской пропаганды о «загнивающем западе». Людей пугают вторжением в личную жизнь – «общественные контролеры могут входить в любое время в дом, чтобы убедиться, что жертва не подвергается насилию». Сейчас участковые ходят с обходами по квартирам лиц, склонных к противоправным действиям. Никого это не возмущает. А избиение и истязание близких – это тоже противоправные действия. Почему и кого пугает, что тут будут контролировать эту ситуацию?  Чем мелкий вор-рецидивист хуже истязателя-рецидивиста? Ведь у жертвы тирана порой даже нет возможности вызвать полицию в момент акта насилия – телефон отбирается или разбивается, двери запираются.

Еще людей пугают тем, что будут отнимать детей у таких семей. И тут есть два момента. Во-первых, жить в подобной семье детям, действительно, небезопасно. А во-вторых, прежде, чем отнимать, надо прописать необходимость со стороны органов опеки сделать все возможное, чтобы мать с детьми находились в безопасности. И только в случае неоднократного отказа от убежища со стороны матери можно изымать детей. Т.к. мама имеет право принять решение быть убитой своим мужем, но не имеет право принимать решение, что ее дети будут свидетелями этого убийства или погибнут вместе с нею. 


В заключение

Материал получился большим и, наверное, очень эмоциональным. Мне хотелось проиллюстрировать его историями женщин из Владимирской области, подвергающихся или подвергавшимся домашнему насилию, их много, и они страшные. Я бы хотела рассказать о том, как сама прожила более 25 лет с домашним тираном, и это тоже очень страшно. Потому что, когда твое горло сжимают некогда любимые руки, а некогда любимые глаза смотрят на тебя пустым и стеклянным взглядом, а воздуха становится все меньше и меньше, и ты понимаешь, что… вот и все, а что ты собственно в этой жизни видела? А главное, за что? И некому помочь. И некуда бежать. А еще очень страшно, а что будет с ребенком, как он останется без мамы? …

Но это ничего не изменит, ведь даже рассказы российских селебрити о домашнем насилии, через которые они прошли, ничего не изменили в мировоззрении российских мужчин-политиков. Даже всероссийский флешмоб по всем социальным сетям #Янехотелаумирать с реальными историями десятков тысяч россиянок не привел в ужас наших правителей.  

Вообще, нынешняя кампания против закона о домашнем насилии мне напоминает педофильское лобби, которое также не дает возможности принять законы, которые могли бы реально защитить наших детей от извращенцев.

У женщин есть лишь одно оружие для протеста, и они начинают его применять – они отказываются рожать. Даже с материнским капиталом, даже с увеличенными пособиями. Они не хотят, чтобы их дочерей с молчаливого согласия государства убивали.

P.S. 8 (800) 100-49-94 - кризисная линия доверия для женщин, подвергающихся домашнему насилию. Круглосуточно

По этому адресу размещена петиция за принятие закона о домашнем насилии

 Иллюстрации московского фотографа Кристины Бахтиной 


Количество показов: 4676
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

Возврат к списку

Моменты дня
  1. Вы поддерживате закрытие "наливаек"?
    1. Да, без них город станет цивилизованней! - 50%
       
    2. Нет. У человека должен быть выбор! - 50%
       
    3. Мне все равно - 0%