Воскресенье,07 Марта 2021 года
Войти на сайт Зарегистрироваться
Лого ТВ-МИГ
5 Февраля 2021, 13:10

«Заставлять рабочих подписывать письмо президенту – лицемерие»

На минувшей неделе конфликт вокруг наследия стекольной компании РАСКО вырвался из душных залов судебных заседаний на медийные просторы. Одна из сторон – нынешний арендатор мощностей Анопинского завода РАСКО, владелец компании «Экспо Гласс» Александр Смирнов разразился открытым обращением на сайте одного федерального СМИ и заявил о готовящемся письме Президенту России.

«Выстрел» не был одиночным. Несколько поддерживающих публикаций появились в известных (и довольно дорогих для размещения) СМИ. С учетом стоимости самих публикаций и таргетированной рекламы в интернете, хозяин «Экспо Гласс», по очень приблизительным прикидкам, уже затратил несколько миллионов рублей на пиар-кампанию по формированию общественного мнения. А оно в принципе укладывается в несколько ключевых тезисов, основной из которых:

– собственник РАСКО Виталий Миронов теперь пытается незаконно вернуть себе завод при содействии правоохранительных органов.

НАША СПРАВКА

Виталий Миронов – кандидат экономических наук, профессор Владимирского государственного университета, член-корреспондент Международной Академии менеджмента; член Всероссийской политической Партии «Единая Россия», награжден орденом «Дружбы» и медалью ордена Петра Великого II степени; почетный гражданин Гусь-Хрустального района Владимирской области.

Поскольку противоположной стороне конфликта слово в публикациях «независимых» СМИ не дали, мы попросили самого Виталия Миронова прокомментировать заявление оппонента. К слову, Миронов с 2020 года ни разу публично не комментировал ситуации в РАСКО.

НАША СПРАВКА

Виталий Николаевич Миронов – бывший генеральный директор Анопинского стекольного завода, в 90-е, после приватизации, став акционером предприятия, сумел не только сохранить, но и превратить стекольный завод в современное производство. Он привлек крупного американского инвестора и стал соучредителем компании РАСКО, в состав которой вошел, кроме Анопинского завода, еще и Воронежский стекольный завод. В середине прошлого десятилетия для компании настали непростые времена. Взятые на развитие производства кредиты повисли тяжелым бременем: банки в одностороннем порядке поднимали и без того высоченные проценты. Осенью 2018 года крупнейший кредитор ББР Банк поставил в компанию своего генерального директора. Однако, проводимая им политика, по мнению учредителей, шла в ущерб интересам компании и других кредиторов. 20 ноября 2019 года Миронов решением собрания учредителей был назначен генеральным директором ООО «РАСКО», но его даже не пустили на завод в Анопино.

С тех пор идут судебные тяжбы между группой кредиторов компании и оппонентами, которые сегодня представлены ББР Банком и арендатором анопинского завода, компанией «Экспо Гласс», также являющимся кредитором ООО «РАСКО».

Итак, что заявил в своем письме в адрес редакции «Лента.ру» генеральный директор «Экспо Гласс» Александр Смирнов? В его обращении говорится о том, что «Экспо Гласс» теперь владеет 58 % долгов компании «РАСКО», поскольку выкупил их у ББР Банка. Но бывший собственник завода Виталий Миронов требует расторгнуть договор аренды. Виталий Николаевич, так ли это?

– В арбитражном суде нет иска от моего имени о расторжении договора аренды — это довольно просто проверить по картотеке арбитража. И в судах нет исков, инициированных Мироновым. Это легко проверяется по официальным базам! Соответственно, Миронов ничем не угрожает Смирнову. Вообще, сложно понять, что за фантазии движут Смирновым.

Но давайте просто посмотрим на факты: в бытность генеральным директором, моя команда провела серьезную реконструкцию производства в Анопино. Воронежский завод работал на полную мощность… В 2018-м году происходит кризис в Воронеже. Завод останавливается по причине отключения газа, хотя долги за газ не были критичными. Зато остановка непрерывного производства погубила стекловаренные печи. ББР банк в это время ставит своего генерального директора и заключает договор аренды в Анопино с «Экспо Гласс». Выплаты кредиторам, включая сам банк, прекращаются вовсе! Начинается буквально насилование арендатором производства с целью получения максимальной прибыли. А кто такой Смирнов? У него за плечами уже есть обанкроченный завод в Курлове – «Символ», сейчас там стекловаренная печь изношена настолько, что вот-вот остановится. Уверен, что с такой же точно программой действий он пришел и в Анопино. Это предположили и кредиторы, и обратились в полицию. Сегодня уголовное дело о злоупотреблениях при заключении очень странного договора аренды находится на контроле областного УМВД. Надеюсь, каждый участник сделки получит свое.

Но в своем письме Александр Смирнов отметил, что договор аренды подразумевал выкуп долгов и крупные инвестиции. По его заявлению, в Анопинский завод инвестировали уже 800 миллионов рублей! Так ли это?

– Ну я же знаю досконально свой завод и могу оценить, какие вложения нужны, а какие нет. Нет там потребностей на такую сумму – это же как новую печь построить!

В 2017 году на Анопинской площадке нами был проведен капитальный ремонт печи №3 и всего технологического оборудования. После такого ремонта печь и оборудование должны работать не менее 10 лет. Мы затратили на ремонт 350 млн рублей, при рыночной стоимости комплекса в 1 млрд рублей, то есть сэкономив для компании РАСКО 650 млн рублей! И сейчас этот комплекс круглосуточно эксплуатирует «Экспо Гласс». Еще мы готовились к восстановлению печи №2 для цветного стекла. Закупили огнеупоры на 21 млн, компрессор за 20 млн…Там осталось оборудования и материалов в общей сложности на 100 миллионов рублей, которые не были заложены в банке. И вот Смирнов пишет, что все незаложенные активы выкупил за 10 млн. Это что, его инвестиции: получил на 100 млн, а заплатил 10 млн? Он пишет, что установил линию по упаковке. Действующая (при мне) линия упаковки была отремонтирована и ее ресурс составлял еще 10 лет. Она была сдана в аренду в работоспособном состоянии. Для чего он заменил линию – непонятно. Вложения его очень сомнительны, зато легко можно посчитать, сколько он получил. В 2019-2020 гг. в Центральной части России был большой дефицит бутылки в связи с тем, что в Европе 40 стекловаренных печей ремонтировали. И заказы переполняли заводы, и цены были заоблачные. Смирнов в это время платил аренду 700 тысяч рублей в месяц. При этом чистая прибыль от производства составляла, если оценивать эффективность того состояния завода, в котором он был передан в аренду, не менее 25 млн в месяц. Разумеется, я возмущен и таким договором аренды, и тем, что РАСКО не платит кредиторам!

В 2018 году долги компании «РАСКО» оценивались уже в 1,8 миллиарда рублей, и спасительной соломинкой для стекольного завода стало ООО «Экспо Гласс». Его пригласили арендовать завод, – заявляет Александр Смирнов.

– Во-первых, долг Сбербанка выкупил тогда ББР Банк с большим дисконтом. Что уже не позволяет называть цифру 1,8 млрд. Во-вторых, что касается приглашения «спасителя», то я Смирнова три года назад в глаза видеть не хотел. Я с ним судился: мы продали ему формокомплекты за 6 млн рублей, за которые он до сих пор не заплатил.

Акцентирую, все дела по аренде он решал не со мной, а с Дубиновым (вторым учредителем) и банком ББР. И договор аренды подписан Дубиновым с согласия ББР Банка, со мной договор не согласовывали, что также является нарушением.

Да какой из Смирнова тогда был спаситель? «Символ» уже был заводом-банкротом. Производство стеклотары там было изношено полностью, печь находилась в предремонтном состоянии, денег на ремонт у них не было. Не Смирнов для Анопинского завода, а завод РАСКО для Смирнова стал спасательным кругом, который помог выплыть и поправить дела на «Символе». По моей информации, у него на тот момент готовился контракт с чешской компанией «СклоСтрой» на установку нового оборудования на «Символе», но реализовывать этот проект он не стал, так как зашел на площадку в Анопино. Теперь, имея в распоряжении аж семь стеклоформующих линий с разрушенного в Воронеже завода, ему вообще незачем заключать контракт с чехами, это же большие деньги, а здесь всё ему досталось бесплатно.

-А как к нему попали эти линии, он же в Анопино, а не в Воронеже работал?

– В ходе суда выяснилось, что именно Смирнов, с разрешения конкурсного управляющего, нанял фирму, которая демонтировала и вывезла все оборудование Воронежского завода весной 2020 года! Они там сняли все до гайки и увезли во Владимирскую область. Куда именно? До сих пор полностью кредиторы найти не могут. Оставшиеся металлоконструкции срезали и продали в скупку черного металла, а стекловаренные печи сравняли с землей. А тот завод был крупнее Анопинского. Кредиторы, кстати, об этой операции ничего не знали, хотя в Воронеже тоже было залоговое имущество РАСКО.

– Еще один момент. По утверждению Смирнова, на момент его прихода работники по полгода не получали зарплату. Он спас их от голода, по сути.

– Это ложь. Мы не допускали во время моего руководства, чтобы задержка заработной платы была более 29 дней. Но, когда меня переизбрали с поста гендиректора и назначили другого гендиректора, а это было 25 июня 2018 года, начались большие задержки по зарплате. С июля по октябрь задолженность достигала трех месяцев. В тот же момент возник дефицит оборотных денежных средств. В это же время появляется «спасительный арендатор» и новый генеральный директор, поставленный ББР Банком, заключает с ним кабальный договор. Вам не кажется все это неслучайным совпадением?


Сейчас УМВД расследует уголовное дело по факту аренды мощностей Анопинского завода. Кстати, на ход расследования тоже жалуется Смирнов. Вот прямая цитата: «… местные силовики не только не помогают нам, но и ставят палки в колеса. А именно возбуждают и закрывают уголовные дела, касающиеся аренды завода в отношении «неустановленных лиц» с разницей в несколько дней, проводят обыски на предприятии».

– Действительно, в сентябре прошлого года было возбуждено уголовное дело, в основу легло заявление от группы кредиторов РАСКО. Полагаю, за «накатом» на органы следствия со стороны Смирнова кроется обида. С тех самых пор, когда его партнер по Курлово Смолин убегал от органов, спускаясь с девятого этажа на простыне. Вероятно, помните, это историю, когда год назад на «Символе» проводили обыски в связи с другим уголовным делом по фактам преднамеренного банкротства этого завода. А они же, Смирнов и Смолин, считались неприкасаемыми и в Гусь-Хрустальном районе, и во Владимирской области. Все же знали, что они банкротят «Символ», но все наблюдали со стороны и не вмешивались. И Смирнов был уверен, что и здесь, в Анопино, он все быстро провернет и уже весной 2020 года станет собственником завода РАСКО. Но своевременно объединились кредиторы, правоохранительные органы объективно посмотрели на ситуацию и вовремя вмешались. Вот и изображает Смирнов обиженного: правоохранители ему мешают, судебные органы не помогают. Можно только удивляться такому самомнению – как же он уже привык, что все ему всем обязаны во Владимирской области. Но за что, извольте спросить?

Сейчас ходят слухи, что генеральный директор «Экспо Гласс» Александр Смирнов собирает подписи со своих рабочих под воззванием к Президенту России. На мой взгляд, вести себя подобным образом просто лицемерно. Во-первых, когда начальник просит рабочего подписать что-то, разве тот может отказывать? Он же не хочет потерять работу! А, во-вторых, сам Смирнов меньше всех похож на жертву махинаций, зарабатывая огромные деньги за счет компании РАСКО. Думаю, все точки над «i» должны расставить следствие и суд.




* Согласно выписке ЕГРЮЛ (база Единой государственной регистрации юридических лиц в РФ) на 04.02.2020 г. В.Н. Миронов является собственником 45 % доли компании РАСКО, в состав которой входят два завода – Анопинский стекольный завод и Воронежский стеклотарный завод. В настоящий момент доли ООО РАСКО находятся под обременением ББР Банка.

Фото из архива ТВ-МИГ



Количество показов: 1828
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

Возврат к списку