Суббота,17 Апреля 2021 года
Войти на сайт Зарегистрироваться
Лого ТВ-МИГ
23 Марта 2021, 09:05

Приговор по смерти

Фото из архива М.Моделкиной
Эта трагедия молодой девушки - Алины Агалиевой, которая умерла на родовой кровати в роддоме №2 г.Владимира сразу после родов, потрясла в 2019 году владимирцев.

Прошло время, следствие было окончено, уголовное дело по обвинению врача направилось в конце 2020 года в суд.

Время расследования составило более года. За этот период допрашивались многочисленные свидетели, их более 40 в деле. Проводились очные ставки, в том числе и с обвиняемым, которые дали положительные результаты в изобличении виновного.

Сами врачи сидели и плакали на допросах, вспоминая, что произошло в те роковые сутки, они вспоминали, какая красивая и веселая была Алина, как радужно она улыбалась, как старалась родить, как радовалась вместе с мужем в родовой палате, прислушиваясь к схваткам, рассматривая детские заранее приготовленные вещи для доченьки, которая должна была появиться на свет в ближайшие дни.

Но продолжить материнскую радость уже было не суждено Алине. Случилось непоправимое. В результате множественных преступных действий и бездействий человека, который взял на себя функции лечащего врача, несмотря на то, что в этот день не должен был находиться в родовой, тем самым запретил фактически осматривать молодую женщину другим врачам, дежурившим в те сутки.

А осматривать надо было. Надо было и проводить консилиумы, избрать верную тактику родоразрешения. Надо было думать головой, а не карманом, в который должны были положить деньги за роды оставшуюся часть.

Бездумный врач тянул и с тактикой родов, и с родоразрешением, несмотря на то, что измученная Алина просила его сделать кесарево сечение, так как сил уже не было и начались побочные действия множественных, не показанных препаратов по стимулированию родов.

Что думал в тот момент этот бездушный корыстный врач - неизвестно. И никто теперь не узнает. Он скончался. Именно в тот период, когда дело уже было направлено в суд. Именно тогда, когда судебные разбирательства должны были начаться, после новогодних праздников.

Что послужило причиной смерти, мы не знаем, но знаем одно, что покойный обвиняемый дал показания против тогдашнего руководства родильного дома №2, в том числе о том, что во время оказания реанимации Алине в роддоме даже не было исправного дефибриллятора, для того чтобы оказать должную медицинскую помощь.

Кстати, потерпевшие ходили неоднократно к прокурору города Владимира с письменными жалобами на то, что в ГБУЗ ВО «Родильный дом № 2 города Владимира» выявлены множественные недостатки как в отсутствии оборудования, так и специалистов. Прокурор пообещал разобраться и, как позже выяснилось, был составлен иск в интересах неопределенного круга лиц, для устранения недостатков, указанных родственниками Алины. Надеемся, что новый дефибриллятор был закуплен, и все остальные недостатки устранены, а оснащение и штатный медперсонал приведены в соответствие с приказами и медицинскими стандартами Минздрава РФ.

Руководитель роддома № 2 (бывший) Вера Плашкевич, как и директор департамента здравоохранения Алексей Мозалев, благополучно «ретировались» после произошедшей трагедии в соседние области, не ответив по существу на многие вопросы следствия. И непонятно, будет ли их преследование в свете вскрывшихся фактов. Пока никаких данных, что этим людям не удастся уйти от ответственности, нет.

А что же с судом? Суд наконец состоялся, судебные заседания прошли.

 Никто из родственников покойного обвиняемого не возражал против прекращения уголовного дела по смерти, по не реабилитирующим основаниям. То есть фактически они согласились, что родственник их виновен.

Но кто бы подумал, что есть и не согласные. Оказывается, есть. И это не кто иной, как сам департамент здравоохранения Владимирской области в лице представителя совместно с юристами родильного дома № 2. При уже другом руководителе.

Как вы думаете, почему они не согласны, что врач виновен…. Возможно, многие подумают, что они переживали за него, за репутацию, отстаивали доброе имя и хотят доказать его невиновность. Но все гораздо проще, банальнее. Роль играют деньги. Те деньги, которые родственники имеют право взыскать с юридического лица, то есть с работодателя виновного.

И представители здравоохранения возражали в суде, причем возражали, невзирая на проведенную ими же самими ранее проверку, согласно которой установлены многочисленные нарушения этого врача, руководителя и грубейшие дефекты в оказании медицинской помощи в родах.

Получаются какие-то двуликие Янусы. Сначала устанавливают преступные нарушения, а в суде их полностью отрицают. Как же возможно оправдать такие неадекватные действия чиновников от медицины. У них же тоже есть дочери, дети, внуки. Но нет, вероятно, одного – совести. Кто приказал юристам возражать против обвинительного приговора-прекращения? Какие птицы, какого полета?! Вероятно, поймем позднее, о чем обязательно напишем.

Есть в этой истории еще один страшный момент. Он случился именно тогда, когда непосредственно после родов измученная неэффективной тактикой родовспоможения Алина умоляла этого врача обезболить при последующей операции, однако ответ прозвучал ужаснее, чем в триллере про маньяков: «Ты сегодня этого не заслужила». Об этом факте сказал не один человек, это был шок и для них.

Эти переданные слова нелюдя-врача навсегда врезались в память матери Алины – Марии. У нее спирает дыхание, когда она вспоминает этот чудовищный факт. С ее слов, душа у нее хрустит под ребрами от негодования. Разве она сможет когда-нибудь простить человека, который сказал ее умирающей дочери такие страшные, маниакально бездушные слова. Наверно, нет, как и любая женщина, потерявшая своего ребенка при таких обстоятельствах.

А ведь все могло быть по-другому, и Алина могла продолжать жить, радовать близких своею лучезарною улыбкой и растить свою долгожданную доченьку. Судебно-медицинские эксперты в этом были уверены.

Сейчас потерпевшие ждут, когда им выдадут или окончательное, вступившее в законную силу, решение, или сведения о том, что состоявшийся вердикт будет обжалован.

На этой непоправимой трагедии мы делаем выводы о том, что совесть врача не терпит самоуверенности и всегда должна быть открыта сомнениям, как при решении проблем в диагностике, так и при оценке результатов лечения. Чистая совесть доктора не должна исключать переживаний за судьбу пациента, в данном случае - роженицы, за ее еще не родившегося ребенка, а не быть очерненной купюрами в кармане белого халата.

И еще один момент. Во время следствия медики, находившиеся в момент родов и гибели Алины, рассказывали жуткие вещи о том, как все это происходило. Но почему же никто из них, ни один человек не помешал свершиться фактически убийству? Почему все молчали? Почему не попытались как-то изменить ситуацию? Теперь это их крест. А какой будет расплата для каждого из промолчавших, покажет время.

Также надеемся, что совесть проснется и в чиновничьих сердцах, и они открыто, публично принесут свои извинения близким родственникам, родителям, вдовцу и маленькой дочери радужной девушки Алины, которой завтра, 24 марта, исполнилось бы 27 лет...



Количество показов: 9085
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

Возврат к списку


Важное