Среда,01 Декабря 2021 года
Войти на сайт Зарегистрироваться
Лого ТВ-МИГ
11 Августа 2021, 10:55

Страшная летопись в 12 томах

Ленинский районный суд, утро 10 августа, в зале заседания собрались люди, на столе судьи 12 томов резонансного дела. Это дело о трагической смерти молодой роженицы Алины Агалиевой, которая умерла в роддоме №2 в 2019 году. Люди, которые собрались снова к нему вернуться: родители девушки, ее супруг, ответчик со стороны роддома, а также третья сторона – департамент здравоохранения. И журналист.

Родственники девушки, родители и муж Алины, с трудом пережили 1,5 года следствия. Да и закончилось оно, к сожалению, не так, как хотели истцы – врач, виновный в смерти молодой роженицы, не понес заслуженного наказания. Он погиб, тем самым избавив себя от многих проблем, как бы цинично это ни звучало.

Теперь, когда уголовное дело закрыто, взамен открылось дело гражданское – о компенсации материального и морального вреда. Заплатить родным, пережившим страшное время и, к слову, до сих пор его переживающим, должен, согласно иску, роддом №2. Именно там работал врач Максим Губкин, именно там были зафиксированы многочисленные административные нарушения и нарушения оказания медпомощи Алине. О сумме компенсации и первом заседании по гражданскому делу мы подробно писали здесь.


На втором заседании сторона истца пытается доказать, что моральные страдания мамы, папы и мужа Алины вполне можно оценить в миллионы компенсации. Уровень стресса и его последствия, переживаемые родными роженицы, сложно описать, взвесить, оценить. У мамы тревожно-депрессивное состояние, у отца тяжелая гипертония. Да что говорить – оба были на грани самоубийства после смерти дочери. Спасла мысль о внучке. Не смогли Мария и Владимир Моделкины бросить крошечную Варвару и ее отца.

Ответчик утверждает, что девочка еще слишком мала, чтобы ее моральные страдания можно было оценить. По сути, малышка чудом выжила – когда ее вытащили из матери, она не дышала. У Варвары была асфиксия, поражения нервной системы, деформация головы, гематомы. Она осталась без материнского молока и без материнского тепла на всю жизнь. Когда знаешь детали дела, соглашаешься с истцами без тени сомнения – девочка действительно перенесла слишком много страданий и перенесет еще немало.

А ее отец, муж Алины. Он был свидетелем всех ужасов, происходивших в тот злополучный день 6 сентября 2019 года в роддоме. Он знал свою любимую со школьной скамьи, у них с Алиной было столько планов. Теперь на его руках дочка и рваная рана в душе.

Особенно тяжело переживает потерю мама Алины, Мария. В 2014 году у женщины нашли онкологию и дали инвалидность. Дочь, ее лучик солнца, всегда поддерживала маму, была для нее опорой, стимулом жить и бороться. В один миг Мария лишилась своего счастья, любимой дочки, и к физической боли в связи с онкологией добавились еще и тяжелейшие душевные страдания. Добавляет трагичности тот факт, что умерла Алина в муках.

Родители не могут сдержать слез на заседании. Каждый раз, когда заходит речь о страданиях их дочери, они плачут. Сколько бы лет ни прошло, воспоминания об этих событиях всегда будут ранить.


Настало время роддому выразить свою позицию. На этот раз представитель другой - юрист Павел Рожков в отпуске, его место заняла юрист Марина Соколова. Она говорит, что Губкин ни в чем не виноват, а документы в деле могут быть фальсифицированы. Она сомневается в подлинности одного из протоколов, но это слишком смахивает на попытку схватиться хоть за какую-нибудь ниточку. Судья сомневается в доводе. По сути, Марине Соколовой сказать нечего – она лишь оправдывается, что у роддома денег нет, а если компенсацию выплатить, то учреждение можно закрывать, оставив врачей без зарплат, а рожениц без помощи.

Слово берет третья сторона – представитель департамента здравоохранения Евгения Кузнецова. Она сообщает, что в рамках своих полномочий они сделали все: проверку провели, деньги выплатили. Так, областью были выделены 300 тысяч матпомощи пострадавшей стороне из резервного фонда. На этом все. Остальную ответственность несет роддом.

Судья заинтересована этими деталями и спрашивает про возможные источники финансирования моральной компенсации Моделкиным. В прошлом году она вела дело о взыскании средств в связи с гибелью жителя области от малярии. Так что деньги областным властям есть откуда взять. Департамент пожимает плечами, для консультации надо привлекать финансовый орган администрации. Мария Моделкина также подчеркивает, что и у роддома средства имеются – после смерти Алины ему выделили 100 млн на оснащение. Там не было даже дефибриллятора…

Ближе к финалу заседания истцы пересмотрели свое решение провести повторный допрос 20 свидетелей – это заняло бы очень много времени. К делу приобщили имеющиеся допросы, но лишь «правдивые». Они были проведены уже после того, как акушеры освободились от давления Губкина и решили рассказать всю правду.

Следующее заседание намечено на середину сентября. Адвокат истцов Елена Кулакова предполагает, что оно будет итоговым с вынесением решения. А нам остается только ждать и надеяться на справедливый исход дела.

Фото автора

Количество показов: 3095
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

Возврат к списку


  1. Какой должна быть вакцинация от коронавируса?
    1. Свободной для людей – кто захотел, тот привился. А для остальных обеспечить комфортные условия для изоляции и дистанции - 68.4%
       
    2. Массовой и обязательной для всех граждан – так мы добьемся коллективного иммунитета - 26.5%
       
    3. Обязательной лишь для определенных категорий граждан (медики, учителя), остальные могут прививаться по своему желанию - 4.3%
       
    4. Условно свободной. Например, работодатель или руководитель учреждения вправе решать, должен ли его коллектив пройти вакцинацию или нет - 0.8%