Воскресенье,25 Августа 2019 года
Войти на сайт Зарегистрироваться
Лого ТВ-МИГ
20 Ноября 2017, 08:03

Зачем Великоцкий подвесил тысячи человек?

Сергею Великоцкому, главе администрации Петушинского района, для самореализации, похоже, сильно не хватает скандала. Он, наверное, завидует своему киржачскому коллеге, оказавшемуся в центре громкой истории с планируемым возле села Филипповского мусорным полигоном.

Без скандала – как войти в историю? Верный способ восполнить это упущение – затеять

за полгода до президентских выборов судебные тяжбы с тысячами человек,

купивших в районе землю, чтобы построить себе здесь дома. Многие уже построились, другие активно строятся, третьи планируют, имея на руках документы о праве собственности на земельные участки, расположенные в границах населённых пунктов.

Собственники платят в местный бюджет налог на землю – причём не по копеечным ставкам, как для сельхозугодий, а по весьма высоким, установленным для населённых пунктов. Платят и налог на имущество – за уже введённые в эксплуатацию дома.

Кто-то переехал сюда на постоянное место жительства, продав квартиры в Москве. Дети ходят в местные школы. Люди делают покупки в местных магазинах, увеличивая их обороты, дают работу местным строителям и отделочникам. Занимаются приусадебным хозяйством.

Среди новосёлов есть врачи, учителя, журналисты, даже актёры. Некоторые из них готовы перейти на работу в местные учреждения здравоохранения, образования и культуры.

И вот всех этих людей, а их, повторю, тысячи, районные чиновники вдруг решили подвесить в неопределённом правовом положении. Суды завалены исками администрации Петушинского района

о переводе земель населённых пунктов в земли сельскохозяйственного назначения.

Девять дел рассматривает Владимирский областной арбитражный суд, и ещё несколько близких по сути – Петушинский районный суд.

Формально ответчиками в арбитраже выступают сельские поселения, чьи Советы народных депутатов несколько лет назад утвердили генеральные планы своих территорий – тогда это ещё входило в их полномочия, но позднее они были переданы на районный уровень.

Именно в соответствии с генпланами и были расширены границы населённых пунктов путём включения в их состав земель сельхозназначения с изменением категории использования на «индивидуальное жилищное строительство» (ИЖС). Строго на этом основании Росреестр и регистрировал права собственности граждан на земельные участки.

И хотя ответчики в суде – сельские поселения, иски администрации Великоцкого фактически направлены против граждан – добросовестных приобретателей земли, имеющих полное право на ней строиться.

Что делать с уже построенными домами? А со строящимися? С планами на строительство?

Дома – сносить, а планы – отменять? С этими вопросами люди приходят в администрацию района, где им весьма туманно отвечают, что сносить, возможно, и не придётся – в каждом случае будет приниматься индивидуальное решение. Люди справедливо усматривают в таких ответах приглашение «договариваться» и уже интересуются, сколько готовить денег.

Сносить дома пока действительно никого не заставляют – до этого ещё далеко. Вопрос о сносе может встать в случае выигрыша районной администрации в судах и переводе земель в категорию сельскохозяйственного назначения.

Но вот разрешения на новое строительство – на земельных участках, зарегистрированных в Росреестре как земли населённых пунктов с категорией «ИЖС» – уже не выдаются. И теперь уже граждане вынуждены идти в Петушинский суд, обжалуя действия районной администрации.

Девятый вал судов ещё только приближается и накроет район ровно к президентским выборам.

Так что инициаторы этих процессов, похоже, всё рассчитали точно. Кто во всём будет виноват? Ну конечно, губернатор! Как вам такая многоходовка?

Рассмотрим историю на паре примеров.

 

Старое Аннино

Здесь в подвешенном состоянии оказалось более двухсот построенных и строящихся домов, целый микрорайон! Вот вид на него с высоты птичьего полёта:


Открываем публичную кадастровую карту Росреестра.


Микрорайон, который, согласно исковым требованиям администрации,

должен вернуться в состояние заросшего бурьяном поля,

отмечен на карте синим маркером. Вы видите, сколько здесь участков. Наугад отрываем карточку одного из них. Читаем. Категория земель: земли населённого пункта; разрешённое использование: для индивидуальной жилой застройки.

Мало того, собственникам этих участков выдавались градостроительные планы для строительства, причём уже и администрацией Петушинского района, когда данное полномочие было передано ей.

Ниже приведены сканы пакета документов. Здесь выписка из ЕГРН, кадастровая выписка о земельном участке, свидетельство государственной регистрации права и постановление о выдаче градостроительного плана, подписанное самим Великоцким! Теперь у него в голове что-то перещёлкнуло, и он в суде требует вернуть в категорию сельскохозяйственных земель все эти участки, которым сам же выдавал разрешения на строительство.

Люди тем не менее строятся. Дома вводятся в эксплуатацию. Благоустраивается территория. Проложены улицы со щебёночным покрытием, присвоены почтовые адреса, к домам проведён газ, электричество и вода. Вырос полноценный посёлок, где живут люди, многие постоянно регистрируются по месту жительства.

Неужели Великоцкий действительно хочет всё это сносить?

В ходе часовой беседы с главной администрации в его кабинете, которую он запретил записывать, даже поставив условием вынос видеокамеры и телефонов в приёмную, Великоцкий заверял меня, будто в отношении земель на западной окраине Старого Аннино нет спора, и никто не собирается переводить их в «сельхозку», а тем более заставлять сносить дома. А иски в суде – это, мол, про другие земли.

Однако заверения чиновника опровергаются исковым заявлением администрации, рассматриваемым в настоящее время арбитражным судом Владимирской области. Вот этот документ:

Предметом заявления является именно тот микрорайон, фотографии которого приведены выше.

Текст заявления постоянно уточняется. На каком-то этапе судебного процесса заявитель вывел из числа заинтересованных лиц (ответчиков) Росреестр и Кадастровую палату, так как встретил их железобетонную позицию в отстаивании правоты своих действий. Таким образом, в ответчиках остаётся лишь администрация сельского поселения, на должностных лиц которой, по имеющимся сведениям, оказывается давление с целью признания иска либо неучастия в судебных заседаниях.

Одновременно в суд поступило более двухсот заявлений от граждан – собственников спорных земельных участков, с ходатайством о признании их заинтересованными лицами.

Если все они придут в суд, заседание придётся проводить в спортзале.

И таких процессов – девять только в арбитраже! Плюс ещё Петушинский районный суд. Когда в процессы реально включатся сотни и тысячи человек, резонанс, вне всяких сомнений, будет на всю страну.

Как видим из искового заявления, главным доводом районной администрации является якобы несоответствие оспариваемых карт (планов) территорий генеральному плану поселения. Однако составной частью оспариваемого документа является заверенная главой администрации копия фрагмента того самого генерального плана.

Рассмотрим фрагмент генплана. Это чёрно-белая копия с цветного оригинала. Земли сельскохозяственного назначения обозначены светло-жёлтым цветом (здесь – белым), а земли населённых пунктов – разных оттенков коричневым (здесь – серым и тёмно-серым). Отчётливо видно, что спорные земли на генплане (обведены синим маркером) обозначены отнюдь не в качестве сельскохозяйственных, а как присоединённые к населённым пунктам.

Поразительно то, что заявитель, районная администрация, до сих пор

не предоставила в суды оригинал генерального плана поселения,

принятого в 2012 году Советом народных депутатов, предлагая вместо оригинала распечатанную из Интернета копию одного из вариантов проекта, очевидно, того, который устраивает Великоцкого.

Вот характерный эпизод заседания Петушинского районного суда.

Рассматривается вариант карты (плана) населённого пункта, представленный суду районной администрацией…

Судья Иван Язев: Прокурор, ваша позиция?

Прокурор: Не возражаю.

Судья: Представитель третьих лиц, есть возражения?

Представитель собственников земельных участков: То же самое. Опять говорится о соответствии генеральному плану 12-го года, при этом генплан не предоставляется.

Судья: Наверное, к этому всё и движется. Надеюсь, по крайней мере. Суд на месте определил удовлетворить данное ходатайство и приобщить данные документы к материалам дела.

Представитель администрации Петушинского района: И кроме этого… Если можно, я уже буду говорить то, что хотела сказать?

Судья: Вот ужасно хочется генплан увидеть! Вы обеспечили его предоставление в суд? Давайте смотреть…

(Представитель администрации разворачивает скрученную в рулон карту.)

Представитель администрации: Это подлинник генерального плана 12-го года.

Судья: Вот у нас две дороги… Не надо ничего крутить, я лучше сам повернусь! Давайте его как-нибудь квалифицируем как подлинник.

Представитель администрации: Вот штамп проектного института.

Судья: Под протокол зафиксируйте: обозревается оригинал генплана, на обороте стоит отметка: «ООО «Институт “Ленгипрогор”» от 9 октября 17-го года – штапм стоит… Ну, вот поступил оригинал генплана. У вас нет каких-то сомнений в его подлинности?

Представитель собственников земельных участков: Во-первых, написано, что это проект…

Судья: Проектный план генерального плана.

Представитель собственников: Во-вторых, есть пояснения, что получен он в «Ленгипрогоре»…

Представитель администрации: Нет, это изначально…

Судья: Давайте сейчас внимательно друг друга послушаем. Представитель третьего лица настаивал на приобщении данного генплана. Суд посчитал, что это необходимо и целесообразно. Вот поступил документ, который позиционируется как оригинал генерального плана. Вот такой он вид имеет, к нему есть, без сомнения, определённые нормативные требования. Давайте сначала решим: у вас нет сомнений в том, что именно этот документ является тем, что для органов местного самоуправления Петушинского района является оригиналом генплана? Сейчас вопрос именно по подлинности, ещё что-то…

Есть не то что сомнения – очевидно, что в суд был представлен не подлинник генерального плана: на нём написано, что это проектный план, на нём стоит штамп проектной организации и дата не 2012-го, а 2017 года.

Где же всё-таки оригинал генерального плана – документ 2012 года с подписью главы сельского поселения и с печатью его администрации? После передачи земельных и градоустроительных полномочий на районный уровень оригиналы генпланов были переданы из сельских администраций в районную.

Однако в кабинете Великоцкого меня уверяли, будто никаких оригиналов генпланов из сельских администраций им не передавали. Это уже похоже на какой-то скверный детектив…

 

Приозёрские дачи

Здесь практически та же история, что и в Старом Аннино, с той лишь разницей, что обратный перевод земель из категории населённых пунктов в сельхозку районная администрация провела даже без суда, просто письмом в Кадастровую палату, что незаконно. И уже гражданам – собственникам земельных участков, имеющим на руках правоустанавливающие документы, где чёрным по белому написано «земли населённых пунктов», – приходится обжаловать действия чиновников в суде.

Слева – правоустанавливающий документ, а справа – свежий скриншот с Публичной кадастровой карты (Приозёрские дачи обведены синим маркером – как видим, здесь тоже под две сотни участков).

Сопоставим эти документы: участок, который ещё недавно значился в документах Росреестра как входящий в черту населённого пункта, деревню Грибово, теперь уже относится к землям сельхозназначения. Перевод состоялся 17 октября 2017 года по письму администрации района.

Естественно, люди,

переехавшие сюда на постоянное место жительства, кто-то с детьми,

которые ходят в местные детские сады и школы, не согласятся жить на птичьих правах на земле, предназначенной для сельского хозяйства. И закон на их стороне. Перевести земли из одной категории в другую можно не иначе как по заявлению собственника. Здесь же это сделали просто росчерком пера главы районной администрации.

Между тем Приозёрские дачи застраиваются, здесь живёт уже немало народу:

Как и в Старом Аннино, здесь в дома проведён газ, заметны признаки проживания не только летом, но и в холодное время года. Одного из местных жителей мы встретили на его приусадебном участке возле строящегося дома.

Знакомьтесь: многодетный отец Михаил Кульков.

– Зовут меня Михаил Кульков, 5-й участок, Приозёрские дачи, деревня Грибово. Живу я постоянно здесь с 13-го года. У меня пятеро детей, но с женой у нас семеро детей. Стараемся – строимся, обживаемся. Земля у нас раньше была сельхозназначения, но затем перевели в сельское поселение. Через полгода опять сняли это, и переводят нас обратно в земли сельхозназначения.

– А вам кто-то объяснил, в связи с чем это происходит?

– Мы встречались с администрацией, но там нам толком ничего не объяснили. Говорят, что нужен свет, вода и газ, чтобы это было в посёлке, этим надо заниматься. Но у нас есть и вода, и газ, и свет.

– А на чьи средства проведён, газ, например?

– Мы давали деньги, на наши деньги все коммуникации построены.

– Вас беспокоит эта неопределённость с землёй?

– Вообще да. Хотим, чтобы прописка была, посёлок. А то как мы? Между небом и землёй? Как жена сказала: «Мы не Грибово, а Недогрибово, получается».

– Скажите, а вы с соседями обсуждаете эту ситуацию неопределённости с вашей землёй?

– Конечно! Нас тут семей десять, наверное, живёт. Обсуждали. Им тоже это не нравится. Хотелось бы уже определённости конкретной. У нас здесь есть люди, на 63-м участке, которые водят детей в детский сад отсюда, ездят за Петушки. Вот они уже два года мотаются. Мы обсуждаем с соседями, интересуемся у «Удачной земли», что там происходит. Они говорят: мы судимся. Сначала приняли, потом отказ опять пошёл, и непонятно, что это такое.

 

Администрация повышенной секретности

Вопрос, зачем всё-таки глава районной администрации Сергей Великоцкий подвешивает тысячи человек, владельцев более 800 земельных участков, в ситуации неопределённости правового статуса их земли, – так и остался без ответа. Говорить на телекамеру Великоцкий наотрез отказался.

За всю свою журналистскую карьеру я не припомню случая, чтобы в какой-либо местной администрации вводились такие меры секретности – при входе в кабинет чиновника требуют оставлять мобильные телефоны в приёмной. Это либо какая-то фобия, мания, либо действительно признак коррумпированности?

Трудно сказать. Всё же это, видимо, некая особенность характера чиновника, идущая от сознания своего величия, ощущения власти. Может быть, здесь и надо искать ответ на вопрос, вынесенный в заголовок материала? Возможно, чиновник и не вымогает ничего из подвешенных им, словно бельё на прищепках, тысяч человек, а всего лишь упивается своей властью?

P.S. Здесь будет уместно напомнить нашим читателям, что это уже не первый случай, когда Сергей Великоцкий в своём упоении властью болезненно затрагивает права и интересы граждан. О других проявлениях его административного рвения можно прочитать в материалах «ТВ-МИГ» «Рождение царя?», «Не мытьём, так катаньем» и «Вывези бабку!». Однако нынешний кейс по масштабам «наломанных дров» и непредсказуемости последствий, конечно же, превосходит всё ранее содеянное местным «царьком».


Количество показов: 14590
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

Возврат к списку

  1. А вы, как считаете, кому принадлежат новые детские площадки?

    1. Детям, независимо от их места проживания и возраста - 52%
       
    2. Надо искать компромисс, чтобы и маленькие дети из соседних домов, могли пользоваться площадками - 24%
       
    3. Собственникам дома, возле которого и за счет чьих средств были установлены - 23%
       
    4. Затрудняюсь ответить - 1%