Четверг,04 Марта 2021 года
Войти на сайт Зарегистрироваться
Лого ТВ-МИГ
9 Февраля 2021, 15:13

«Действия Александра Смирнова — это откровенный фарс»

Фото Informupack.ru

На прошлой неделе редакция ТВ-МИГ опубликовала интервью Виталия Миронова, одного из собственников Анопинского стекольного завода и экс-генерального директора этого предприятия. Он обозначил свою версию происходящего и предположил, почему, по его мнению, находящийся в арендных отношениях с РАСКО генеральный директор ООО «Экспо Гласс» Александр Смирнов, затеял войну на интернет-просторах.

По сути, при внимательном изучении находящихся в свободном доступе документов, становится ясно, что вокруг Анопинского стекольного завода сейчас в состоянии конфликта находятся две стороны, и одна из них — совсем не Миронов — а группа кредиторов ООО РАСКО (те, кому на протяжении длительного времени не возвращают средства за выполненные работы или оказанные услуги для компании РАСКО) и уже упомянутый ООО «Экспо Гласс» во главе с А.Смирновым. Так как позиция арендатора Анопинского завода масштабно обозначена во многих СМИ, редакция обратилась к кредиторам РАСКО за комментариями.

НАША СПРАВКА

Банкротство – процедура, которая инициируется, когда фирма не может рассчитаться по своим обязательствам. В рамках признания несостоятельности должника создается реестр требований кредиторов.

Реестр кредиторов — это документ, содержащий сведения обо всех кредиторах должника. В основном, данные о кредиторе и его финансовых претензиях вносят в реестр на базе определения арбитражного суда: если кредитор включен в реестр, значит, он доказал суду свои права на возврат долга.

Если компания-должник ведет деятельность, то она имеет возможность выплатить задолженность кредиторам и выйти из процедуры банкротства.

Договор дешевле денег

Итак, к нынешней ситуации вокруг Анопинского завода привел следующий ход событий: ООО РАСКО (генеральный директор А. Евстигнеев, назначенный залогодержателем доли ББР Банком) передало ООО «Экспо Гласс» по договору аренды от 1 апреля 2019 года действующее предприятие, проведенный капитальный ремонт которого гарантировал эффективную работу на протяжении следующих 8-10 лет. Как сейчас выясняется, цену за аренду Анопинского стекольного завода обозначил генеральный директор Смирнов, и Евстигнеев без проведения экспертизы заключил договор на условиях, обозначенных ООО «Экспо Гласс». Далее последовало увольнение всех работников из ООО РАСКО и их трудоустройство в ООО «Экспо Гласс» (где анопинцам сократили заработную плату минимум на 10 %, но у людей не было альтернативы).

Гендиректор Евстигнеев полагал, что Смирнов будет эксплуатировать Анопинский стекольный завод, около 1, 4 млн руб./мес. направлять в РАСКО в счет аренды, а из остальной суммы (минус производственные затраты, а всего прибыль предприятия до передачи в аренду генерировалась в пределах 25 миллионов рублей в месяц), будет производить расчет с кредиторами, включенными в реестр.

Но за время аренды (не будем считать первый договор с осени 2018 года по апрель 2019 года, а возьмем в расчет только с 1 апреля 2019 года по настоящее время), то есть за 22 месяца, ООО «Экспо Гласс» не выплатило кредиторам ни копейки.

Произведем несколько действий: (25 000 0000 х 22) – (1 388 950 х 22) = 519 443 100 руб.

К чему все эти расчеты? Чтобы понять размер «бедствия» кредиторов и обогащения Смирнова. Ибо 519,5 миллиона руб. – это прибыль ООО «Экспо Гласс» за 22 месяца.

Но надо быть объективными, ведь ООО «Экспо Гласс» выкупил у ББР Банка 58 % задолженности ООО РАСКО. Может, на это и тратил деньги? В том-то и дело, что нет! Чтобы выкупить 58 % задолженности, Смирнов на эту сумму оформил в том же ББР Банке кредит, но не под гарантии своего ООО «Экспо Гласс», а под гарантии ООО РАСКО. То есть обложил РАСКО вторым залогом. Вот такие математические экзерсисы.

Где деньги, Зин?

Кредиторы РАСКО жили надеждой 22 месяца, ждали, что вот-вот им начнут гасить долги. Ведь основания для этого были налицо: предприятие эффективно работает, и этот факт значительно повышает шансы на выплату долгов. Да, завод находится в банкротном состоянии, потому его главная задача не обеспечивать маржинальность бизнеса, а гасить задолженность перед кредиторами, включенными в реестр.

Но мы увидели, что всю прибыль от работы завода получает арендатор ООО «Экспо Гласс», на которого с ООО РАСКО переведен весь бизнес, при этом производство серьезно изнашивается в процессе эксплуатации, — комментирует кредитор РАСКО, директор ООО «Капитал» Кирилл Чернышов. — По разным методикам оценки, ущерб, нанесенный кредиторам, составляет от 76 до 96 млн рублей. Мы, как люди лояльные, в своих расчетах указываем стоимость аренды, исходя из реальной ситуации.

То, что завод продуктивно работает, подтверждают финансовые результаты ООО «Экспо Гласс». Если согласно отчетности, финрезы по чистой прибыли за 2018 год были 20 млн руб., то в 2019 году (9 месяцев аренды Анопинского завода) уже 247 млн, то есть рост более чем в 12 раз!

Эксперты стекольного рынка могут оценить показатели каждого предприятия отрасли: известно какие печи и когда построены (соответственно и срок эксплуатации), известны контрагенты, объемы поставок и какую стеклотару они заказывают — прозрачную бутылку или цветную, пивную или водочную. Таким образом, посчитать «прибыль минус затраты» несложно. Завод «Символ», принадлежащий Смирнову, - банкрот, печи старые, на ладан дышат, так что вывод сделать просто — прибыль растет за счет Анопинского завода.

К осени 2020 года терпению кредиторов пришел конец, и они написали заявление в полицию о низкой стоимости аренды. 29 сентября после проведения доследственной проверки правоохранительные органы возбудили уголовное дело по ст.201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) в отношении неустановленных лиц.

К слову, чтобы «неустановленные» лица стали установленными, то есть теми, кому предъявят обвинение, следствие проводит необходимые, жестко регламентированные УПК РФ, мероприятия. Не правда ли, интересно, что еще не установлено, кто нанес данным договором значительный ущерб, а гендиректор ООО «Экспо Гласс» уже во всех СМИ возмущенно рассказывает, что эти оперативно-следственные действия направлены против него. Это как-то наталкивает на одну пословицу про шапку, которая кое на ком горит…

Печи развалил тоже он

Если кредиторы готовы проявлять лояльность к расчету ущерба в результате низкой платы за аренду, то в отношении уничтоженной конкурсной массы не намерены придерживаться мягкой позиции.

Конкурсная масса при банкротстве — это недвижимое и движимое имущество, офисные здания, производственные цеха, склады, в том числе объекты незавершенного строительства; производственное оборудование. К началу процедуры банкротства ООО РАСКО имело в собственности два завода: один — анопинский, действующий, с печью производительностью 280 тн/сутки, и второй — воронежский, остановленный в 2018-м, с двумя печами общей мощностью 405 тн/сутки. Оба завода входят в конкурсную массу и до начала процедуры торгов с этим имуществом нельзя предпринимать никаких действий.

Но весной 2020 года стало известно, что воронежский завод разобран, печи разломаны, все оборудование вывезено, оставшийся остов из металлоконструкций разрезан и также вывезен.

По данным фактам кредиторы подали заявление в арбитражный суд о привлечении к субсидиарной ответственности за уничтожение имущества, входящего в конкурсную массу. Заявление направили против генерального директора ООО РАСКО А. Евстигнеева, генерального директора ООО «Экспо Гласс» А. Смирнова и временного конкурсного управляющего А. Ботвиньева. Сумму ущерба обозначили в 1,5 миллиарда рублей, согласно оценке независимого эксперта. Все эти люди в равной степени были обязаны обеспечить сохранность воронежского завода, чтобы если процедура банкротства дойдет до торгов, реализовать это имущество и направить средства на погашение долгов кредиторам.

А когда 1,5 млрд нависли над перечисленными по фамилиям лицами, выяснилось, что напрямую ответственен только один из троих — Александр Смирнов. Именно он принимал единоличное решение о разборе воронежского завода, он подписал договор подряда с фирмой, специализирующейся на разборе промпредприятий, он подписал и акт выполненных работ. Ну и он вывез неизвестно куда оборудование. Точнее, он утверждает, что все находится в Анопино.

Кредиторы добиваются в суде решения об осмотре оборудования в Анопино, но суд упорно, на протяжении многих заседаний, не удовлетворяет заявление, несмотря на то что у кредиторов есть на это законное право.

Правда, после разбора воронежского завода удалось добиться в арбитраже, чтобы к имуществу РАСКО с целью сохранения применили обеспечительные меры и арестовали его. И, как стало известно, следователи при проведении обыска не досчитались на территории анопинского завода многих позиций оборудования. Не нашли, соответственно, и две стекловаренные печи.

Тайное становится явным

Надо отметить, что в деле РАСКО кредиторы приобрели огромный опыт от исследовательской работы до построения агентурной сети. Вместо того чтобы тратить время на развитие своего бизнеса, а все кредиторы — это представители малого бизнеса Владимирской области и регионов России — им приходится выводить тайное, творимое арендатором завода в Анопино, на чистую воду.

А вообще ситуация нестандартна тем, что аргументы приходится искать не в защиту от каких-то действий ООО РАСКО, которое должно им деньги, а против генерального директора ООО «Экспо Гласс» Смирнова. А ведь он всего лишь арендатор.

Но арендатор, упорно представляя себя собственником завода, дезинформирует редакции СМИ и их читателей.

Смирнов действительно уже мог прибрать завод к рукам, если бы в прошлом году в происходящее не вмешались именно кредиторы. Это они испортили Смирнову весну 2020 года, когда он намеревался официально стать хозяином, а всех кредиторов просто кинуть с выплатой долгов.

Общаясь с бывшими и нынешними работниками завода «Символ», с осведомленными в стекольном бизнесе жителями Курлово, кредиторы собрали в единую схему, каким образом Смирнов и его коллеги по «цеху» зашли на курловский завод и довели его до банкротства. Эти слова подтверждены уголовным делом по фактам преднамеренного банкротства завода «Символ», инициированным Госкорпорацией «Агентство по страхованию вкладов» в связи с невозвратом кредита банку «Интеркоммерц» в размере 1,6 млрд рублей. То есть на одном заводе схему отработали, взялись за второй.

Кредиторы называют откровенным фарсом и недальновидным шагом действия Смирнова — письма президенту, губернатору, обвинения в СМИ в том, что все ему мешают работать, никто не поддерживает его во власти и в органах. Как известно, у каждого действия есть противодействие. А вдруг произойдет обратное? Например, органам надоест читать и слушать, как и в чем их голословно обвиняет Смирнов, и они всерьёз заинтересуются деянием группы лиц, имеющей отношение к заводу «Символ», разобранному заводу в Воронеже, да и по Анопинскому заводу дело еще в самом разгаре, и неизвестно, где предел.

Не просто же так заинтересовалась налоговая деятельностью ООО «Экспо Гласс» и провела выездную проверку. Ее результат пока неизвестен. Но эксперты уже увидели идентичность схемы на «Символе» и в Анопино, когда средства от операционной деятельности выводятся на компанию арендатора с целью уменьшения налогооблагаемой базы, неуплаты налога и тп. А налоговая считать умеет: не так сложно мощность печей перевести в количество выпускаемой стеклотары, а стеклотару – в налоги и сравнить с поступающими.


Количество показов: 1761
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

Возврат к списку


Важное
Решит ли это в целом проблему часового ожидания в морозы владимирцами заветного общественного транспорта?